После кино они молча направились к трамвайной остановке, молча, её, прошли, и направились к Центральному парку, молча прошли парк… даже молчать с ним для неё было одно удовольствие. Оказавшись у танцевальной площадки, они остановились с молчаливого согласия обоих. На танцевальной площадке народу было немного.

Две девушки стояли поодаль от всех и курили. Он первый нарушил молчание: «Я женюсь скорее на женщине с ребёнком, но никогда не женюсь на курящей женщине». Молодая женщина не задала ни одного вопроса; всё в нём ей было понятно. Она чувствовала его состояние – ему не хотелось садиться в транспорт. Ей тоже. Они не смотрели на часы, просто медленно шли к её дому. Теперь речь шла о планах на будущее: «Поступим учиться, поженимся, и потечёт жизнь спокойно. Не правда ли Оленька»? прижал её, поцеловал. И хотя уже было поздно, а она шла в безрукавном платье, ей было не холодно. Его тёплое отношение к ней согревало не только её душу.
«Хочет женщина быть красивой,
С гордо поднятой головой.
Хохотуньей, а не плаксивой,
Быть любимой, а не вдовой.
Чтобы перстень шёл к ожерелью.
Чтобы нравиться без труда….»
Вспомнила и прочла чьи-то стихи. Без труда, с первого взгляда, взаимно – она всем своим нутром чувствовала, что что-то должно произойти, независимо от них, но что?… пока даже не могла предположить. Так незаметно дошли до её дома, сели на скамейку. Кругом было темно и тихо. Она стала объяснять ему, как быстрее попасть домой. Он выслушал и спросил: «Неужели ты меня отпустишь так поздно одного в незнакомом городе?» Молодой женщине не хотелось с ним расставаться, но она боялась сплетен за её спиной, о чём было сказано Володе. Он промолчал. Ольга, молча, согласилась с его убеждениями.
Комната у неё была небольшая. В комнате чистота и порядок. Скромно, но уютно. Она постелила себе на полу, ему на кровати. Он запротестовал: «Ведь я мужчина». Хозяйке пришлось напомнить, что он – гость. Тогда Володя предложил лечь вместе на кровать. У неё было огромное желание лечь с ним, но она заставила себя произнести: «тогда мы с тобой не уснём всю ночь».
Утром ему не хотелось вставать и он украдкой, чтобы она не увидела, следил за ней. Молодая женщина ему казалась совершенством: хорошая фигура, красивые распущенные волосы, женственная, желанная она стояла к нему спиной и что-то доставала с полки шифоньера. И вдруг случилось то, чего она не ожидала – на пол упало мужское нижнее бельё. Она быстро оглянулась на него и встретилась с ним взглядом. Обоим стало неловко – Володя ничего не спросил, Оля ничего не объяснила. Собравшись и договорившись с ним, что он будет ждать, уехала на работу.
С работы пришла вечером. Дома никого не было. Предчувствие её не обмануло и только на столе сиротливо лежала записка. Время, указанное в записке, прошло, а его всё не было. Она металась по комнате, не находя себе места. Пытаясь себя отвлечь, взялась за книгу – не читается; взялась за вязание – не получается. Легла, но полежала недолго. Как загнанный в клетку зверь мечется по клетке, так она металась по комнате. Вот уже закончился длинный, летний день, на улице стемнело. Его всё не было.
Встретились только на следующий день на экзамене по литературе – устно. Он сказал, что приехать не смог. Подошли посмотреть списки. У обоих стояли за сочинения – четвёрки. На экзамен по литературе, зашёл он, потом она. Взяла билет – лёгкий, а он в это время ответил и вышел. Ольга на первые два вопроса ответила на отлично, а третий вопрос осветить не захотела – вся душа её рвалась к нему. Зная, что он уехал на пляж, она расстроенная из-за того, что он её не подождал, поехала тоже туда.
Народу на пляже было много, но её ноги привели к тому месту, где он раздевался. Обмолвились несколькими фразами и он ушёл немного поплавать. У неё было тоскливо на душе, хотелось реветь. Реветь – белугой! А здесь ещё пошёл дождь. Переждали в закусочной, ни проронив ни одного слова. В полном молчание, после дождя, пошли по аллее. Молчание становилось тягостным.
Неожиданно он заговорил: «Ольга, мне надо получить деньги. Не можешь ли ты пойти со мной на «Главпочтамт?»» Она с радостью согласилась. Ей не хотелось с ним расставаться. Если бы он только знал, как он был ей дорог, этот малознакомый, милый её сердцу, человек.
С почты опять шли молча. Она не мешала ему думать, а ему не хотелось говорить. Проводив её до остановки трамвая, он сказал, что больше они никогда не встретятся. Она попросила разрешения задать ему один вопрос, на что получила согласие: «Нравлюсь ли я тебе?» – спросила она, забыв о его объяснении, всего день назад. «Да, и даже больше» – ответил он. У неё не повернулся больше язык, задать главный вопрос. Она не смогла рассеять его подозрение, не смогла его убедить. Она всё сразу поняла – он потерял к ней доверие. А без доверия возможна ли жизнь? И сама себе мысленно ответила: «Нет, не возможна. И ничем я теперь, ни ему, ни себе, помочь не смогу». Трамвай увёз её от него. Он остался грустным, не верящим никому, одиноким.
Прошло несколько дней; она всё его ждала, надеясь, что он захочет с ней поговорить, её увидеть. Поняв же, что она его не дождётся, Ольга бросилась в институт за его адресом. Но ничего не узнав, не увидев его, она грустная вернулась домой. Долго душа её болела.
Прошли годы. Она с отличием закончила институт, затем аспирантуру. Вырастила дочь. Полюбить так она никого и не смогла. Так и не вышла замуж. Молодость ей вспоминалась, как чудесный сон, который быстро проходит. А, явное – осталось с ней, в её жизни, где двое безжалостно отнеслись друг к другу и к самим себе.
1982 год.

*

Сайт работает благодаря поддержке наших спонсоров, в частности Дайджеста финансовой информации, содержащего сведения по самым разным темам, начиная от “Айпио” и заканчивая определением волатильности и аффилированности.