Читать сначала здесь

* * *
В моей квартире стоят теперь сиротливо старая тумбочка и довоенная швейная машина, в 1946 году привезённые из Волочиска а Тавду отчимом, – основная часть его имущества, с которым он вошёл в нашу семью. Сколько нашито на этой машине одежд наших мамиными руками! На ней, заслуженной, учились шить свои наряды мои сестры Света и Лора. При отъезде из Тавды мама никак не могла взять в толк, зачем мне эта обшарпанная тумбочка, а ведь мы с ней познакомились ешё в Волочиске, мне было пять, а она уже и тогда, должно быть, была не первой молодости. Милые старые вещи ростом и возрастом из моего детства, вы – теперь единственные полномочные представители родительского дома, вместе с ними, милыми родителями, ушедшего теперь в Память.
Тумбочка, швейная машинка, альбомы семейных фотографий, коврик-аппликация, сработанный мамиными руками и вошедший как элемент дизайна в буклет “Мастера народного промысла”, моим агентством для Мюнхенской ярмарки подготовленный, рассохшаяся скрипка отчима – душа вечеринок 30-50-х годов, вышивки мамы и её сестры Юлии. Эти вещи тихо нашёптывают мне сказки детства, начавшегося в первый год войны.
Один из моих родовых корней по маминой линии уходит в клан Бахаревых. А “бахарь” на Руси – сказочник. Мой пращур, стало быть, любил сказки сказывать. Меня в детстве более других донимал комплекс какой-то повышенной восприимчивости к обидам на других ли, на себя ли: чуть что – слёзы глаза застилают. Я всё относил это на счёт женского воспитания мамы, тёть, бабушек, но позже прорезавшееся пристрастие к слову, к литературному творчеству более явственно навело мосты к моему далёкому пращуру, изустному литератору. Кстати, дед мой, тёртый жизнью калач, Григорий Бахарев, очень любил книги читать. Вот я и стал примеривать на себя литературный псевдоним “Бахарев” на случай, если дело дойдёт до публикации моих опусов. Мои рукописные сборники – под этим именем. Так что мой детский недостаток как-то незаметно трансформировался в свою противоположность и помог мне острее чувствовать и понимать окружающий мир. Вот и маму раскачать на “Воспоминания” без того древнего Бахаря мне вряд ли бы удалось. Мамин единственный стих, который я случайно нашёл в наших семейных альбомах, – в том же ряду. А ведь были ещё и мамины дневники военных лет, как бы хотел их почитать (каков материал для “Семейной хроники”!), но, по словам мамы, они безвозвратно исчезли. Вот и дочь моя Аэлита с мужем и детьми готовят к выпуску свой собственный детский журнал всероссийского распространения. Литературная творческая стезя в потомках Бахаря прорезается всё явственней. Мой сын Гпеб под занавес школьной поры написал фантастический рассказ и маленькую притчу. Шлифовали вместе. Внуки Яна с Никитой с помощью родителей по собственным сценариям и рисункам в детской мультстудии “КСИОП” сняли мультфильмы, отмеченные на международных фестивалях анимационного кино в Тунисе и Санкт-Петербурге. Дядя Анатолий, ешё будучи на военной службе, своим хобби избрал чеканку, теперь что-то творит из области деревянного зодчества на своей даче, снял свой первый видеофильм о нашей малой родине, сразу же проявив себя заправским тележурналистом.


Читать окончание >>