Добрыдень. Услышав сказанное, возможно, вы ответите: «Добрый день!», а увидев, что это написано одним словом, слитно и без Й краткого в середине, подумаете, а, быть может, и возмутитесь: «Ну, что за грамотей писал?! А между тем, никакой ошибки нет. Добрыдень – фамилия. Откуда такая взялась – затрудняюсь ответить.
«Хорошуля ты моя, хорошуля», – ласково говорит девочка, обнимая свою маму. Что это – искренняя ласка любимой дочки или лёгкий подхалимаж? Хочется надеяться – первое, ибо девочке всего лет 5-6 и современная цивилизация ещё не коснулась её своим чёрным крылом. Но девочка уже знает, что Хорошуля – фамилия её мамы, а, стало быть, и её собственная. Можно предположить, что кто-то из дальних или не очень дальних родственников этой женщины был хорош собой. Вот его и прозвали Хорошулей. А прозвище впоследствии стало фамилией.
Недавно по радио услышал фамилию Турок (ударение на о). Не Ку-ро’к, не Сурок, не Урок, и даже не Нырок, а именно Турок. И вспомнился мне давний рассказ тогда ещё молодой учительницы младших классов, влюблённой в свою профессию и в своих учеников, что нынче, кажется, не так часто встречается. Анна Петровна, так её звали, часто рассказывала о своей малышне, так она называла своих подопечных.
Первый урок в первом классе.
«Знакомлюсь. Всё шло гладко, пока не дошла до фамилии Кочерга. В наших краях – редкая фамилия. Только раз такую встречала. Из-за парты встаёт девочка, ростом поменьше других, круглое личико, глазёнки-вишенки, темные, густые волосы, собранные в две косички. Спрашиваю:
«Как тебя звать?» Отвечает: «Не знаю». Скорей всего, растерялась. «А как тебя папа с мамой называют?» –
«Нюся». Ясно! Нюся – уменьшительное от Нюра. Нюркой и меня в детстве называли. Значит, как и меня, нарекли Анной. «А как твоего папу звать?» – «Не знаю». – «А мама папу как зовет?» – «Петру-у-усь». Надо же! Полная тезка, Анна Петровна! – «Ну, а маму знаешь, как звать?» – «Не знаю». – «А папа маму как зовет?» – «Му-у-ся». – Вот и познакомились. Кочерга Анна Петровна, а маму звать Мария. Происхождение фамилии Кочерга, вероятнее всего, что у таких как Бульба, что означает картошка, Цибуля – лук, Головня, что без перевода понятно, и других многих подобных, которые встарь в отсутствии фамилии были прозвищами.
Как-то прочла я своим ребятишкам рассказ, спрашиваю: «Все понятно?». Тянет руку Дима Дмитриев, спрашивает: «Анна Петровна, а что такое «полено» и что такое «кочерга»’ У нас ведь Нюся Кочерга». Не сообразила как-то, что городские ребятишки знают, что такое газовая и электроплита, но не знают, что такое печь, обыкновенная печь. Пришлось детям разъяснять значение очевидных для нас слов. Позднее в наш класс пришел новый мальчик. Знакомлюсь. На вопрос, как фамилия, отвечает: «Турок» (ударение на «у»). В классе шум, смех, выкрики: «Турок! Турок! Он ничего не знает и не понимает!». Ребятишки уже соображали, что слово «турок» иногда употреблялось, как синоним слова
«дурак». Не без труда успокоила класс. Соображаю: ведь задразнят мальчишку. Вдруг осенило. Говорю:
«Ребята! Он не правильно произносит свою фамилию. Нужно произносить не Турок (ударение на «у», а Турок – ударение на о). Так у Коли появилась новая фамилия. Написание одно и то же, а смысл совсем другой: что-то от родственного слова «турнуть» – прогнать. Колю в классе так и называли Турок (на «о»). И никогда не дразнили турком. Но как-то при разборе ошибок в письменной работе, спрашиваю Колю: почему ты слово «мартышка» написал через букву «о»?» –
«Так, ведь от слова «морда», – отвечает Коля. После этого его долго дразнили, то «мордой», то «мортышкой», упирая в произношение на букву о, а Нюсю Кочергу никто не дразнил ни кочергой, ни кочерёжкой. Впрочем, теперь она не Нюся Кочерга, а Анна Петровна Дмитриева. Тёзка моя, как и я, – учит свою любимую малышню уму-разуму. Так закончила свой рассказ моя знакомая учительница.