Далеко, за горами,
Где-то, где-то мой дом!
Там тогда проживали
Мама вместе с отцом.

Четырех несмышленышей
Дед и бабка растили.
В уголке, у окошка,
Две иконы светились.

Дед был грозный и строгий,
Как Каширин у Горького.
Он читал очень много…
И молился до зорьки.

В Бога раньше не верил:
Так родня говорила,
И опять же поверье,
Он кулак был, гласило.

А деревня, которой
Молотил все зерно,
Восставала на сходках
За него все равно.

Деда люди любили,
И все верили в то,
Что какая-то сила
Перегнула не то.

Мне казалось, что дед мой
От иконы ждал чуда…
Почитал он законы
И сносил пересуды.

Богородицу с сыном
Все просил он о чем-то,
Вот Евангелие вынет,
Шепчет, шепчет про что-то.

Очень жаль было деда:
Сделать что для него?
Что не так он наделал?
Бог, прости же его!