Сегодня пишу письма, которые давно надо было написать.
На улице падают листья… желтые, зеленые, красные… Некоторые залетают ко мне в форточку. Облетела рябина под окном, оставив мне любоваться гроздьями красных ягод. Синицы давно поприветствовали меня своим нежным посвистом и чириканьем, похожим на воробьиное. Синицы – мои друзья. Знают, что зимой всегда найдут чем поживиться из кормушки в кухне за окном, сделанной из молочного пакета. Кроме дверцы для них, есть и окошечко к нам в кухню, это для того, чтобы внуки могли полюбоваться на синичек, понаблюдать, как они достают из пакета семечки, припасенные для них бабой Валей. С семечком в клювике летят плавно на ветку рябины у нас за окном, держа лапками, расклевывают его.
Ах, да! Письма… Сегодня утром опять получился неприятный телефонный разговор с приятельницей. Тоскливо стало. Расхотелось писать письма. Через час получила приятное известие – отзыв с Украины, из города Запорожье, о моих стихах. Посылала подруге, а она предложила их почитать знакомым поэтам. Они прислали отзыв в стихах. Тепло так стало на душе. Вспомнила об отложенных письмах.
Ах, письма!.. А что, если в каждый конверт положить по осеннему листу рябины? Вместо привета… А что, если придумать адрес и послать неведомому человеку? Будь то женщина, мужчина. Поймут ли? Ответят ли?.. Нет… Расхотелось фантазировать… Устала. Устала чего-то ждать, на кого-то надеяться, с кем-то спорить о жизни, любить с надрывом… Такие дни, такие годы. У всех так будет. Всегда. Во веки веков.
И все-таки хочется смотреть на мир ясными глазами, наблюдать мир, прислушаться к себе – постучаться в свое подсознание… Зачем? “А потому, что!!!” – так говорил на репетициях нашего академического хора Дворца имени В.П. Чкалова руководитель – Сергей Никифорович Тураев, когда приходилось ему иногда объяснять нам, 45—55-летним женщинам, как выразить голосом забытые напрочь мелодии любви в наших сердцах.
Я очень долго хранила письма, присланные мне в разные годы. Писем было много: хороших и не очень, злых, осуждающих, вопрошающих, сомневающихся, добрых, радостных и теплых-претеплых от моих родных и близких мне людей.
Были письма и о любви… Выйдя замуж, я решила их все уничтожить, чтобы ничто не мешало нам с мужем начать новую жизнь. Жизнь не совсем получилась, как хотелось бы, а писем не стало. Я их помню – какие-то в подробностях, какие-то в общих чертах. Но если бы они были целы! Если бы они были живы! Если бы были! Как они нужны нам, умудренным и битым жизнью. Ими можно было бы жить дальше. А потому, что!!!
Хочется попросить всех, всех, всех! Берегите письма, друзья! Любые письма. Все они, независимо от кого и о чем, в конце жизни становятся нашими друзьями и советчиками, иногда просто спасителями, иногда врачевателями, лекарством для души… Ах, письма, письма!!!