Видно, близкий предчувствуя крах,
В Ленинград мразь
фашистская рвалась.
Но врагу цитадель не сдавалась,
Презирали защитники страх.
Только те, что погибли в боях,
Иль от голода с жизнью
расстались,
Болью в сердце живых оставались,
В поминальных сгорая кострах.
Вот сожжённые встали опять:
Где Солдат, где Скорбящая Мать.
Чтобы снова, коль это придётся,
Так назад не шагнуть ни на пядь.
Если ухом припасть, чутко внять,
Можно слышать,
как сердце в них бьётся.